«Природа отдала нас в руки двух полновластных и всесильных правителей: страдания и удоволь - ствия. Только они указывают, что нам следует делать и определяют, что мы будем делать»

                                                                    Джереми Бентхем

Рыночная неэффективность - обязательная часть торговой системы. Часть 3A

Опубликовано: 31.08.2018

… биржевые спекуляции давно уже потеряли связь с реальной экономикой и превратились в сетевую компьютерную игру для взрослых, задачей в которой является угадать, где окажется движущаяся на мониторе точка, оставляющая за собой след в двумерном пространстве «Цена-Время».

     Эта мысль, которую я изложил во второй части статьи, показалась мне одной из самых важных  (хоть и простых), чтобы сделать ее отправной точкой для заключительной части статьи.

     Я повторю еще одну мысль из второй части, чтобы продолжить рассуждения о поиске неэффективности, как необходимой составной части ТС:

«…необходимо принять решение о своей позиции на основе информации, которая не  доступна большинству, при том, что большинство имеет к ней доступ».

    Так же напомню, что информация, о которой шла ранее речь в ракурсе неэффективности рынка, это сама цена.

    Очевидно, что такому критерию – когда к информации есть доступ, и при этом она не доступна – удовлетворяет не чистая, а обработанная и интерпретируемая определенным образом информация. 

   Также очевидно, что никакая информация, обработанная общеизвестным способом, и доступная массовому пользователю, не может служить  основой неэффективности.

    Никакие свечи и их комбинации, никакие паттерны из «богатых» их коллекций, никакие Фибы, никакие кластеры объемов и накопительные дельты, и еще много разных «никаких» не могут содержать неэффективность, просто исходя из ее определения, данного во второй части. Не говоря уже о разного рода индикаторах.

    Как ни странно, обнаруживаемые новые закономерности в ценовых движениях тоже не удовлетворяют критерию неэффективности. Точнее — век «закономерностей» очень короток. Сколько необходимо повторений явлению, чтобы оно стало закономерностью? Достаточно трех, не так ли? А много ли надо, чтобы закономерность была замечена большинством? Тех же трех раз достаточно. А тем, кому недостаточно, на рынке делать просто нечего))). К примеру, простейшее представление о том, что за импульсом должно следовать продолжение в том же направлении, должно привлекать к торговле в сторону импульса массу игроков, тем самым препятствуя развитию импульса по причинам, озвученным в статье N+1 философия трейдинга, и, более того, превращая сей паттерн сначала в свою противоположность – движение в обратном направлении – а затем вырождаясь в фигуру обычной неопределенности 50/50 (как и положено всем очевидным паттернам).  Та же участь по тем же причинам постигла в свое время и фигуру H&S.

 

    Закономерность, чтобы быть рабочей, не должна быть простой, и должна, кроме того, базироваться на каких-то достаточно устойчивых убеждениях, вырабатываемых рынком (игроками) в течение длительного времени и основанных на неких фундаментальных идеях. В настоящий момент я могу думать о двух таких фундаментальных рыночных парадигмах:

 

1. Торговля в сторону преимущественного движения/тренда (я сейчас опускаю рассуждения о связанных с этой концепцией тайм-фреймах и вообще о тайм-фреймах, как таковых; так же не распространяюсь на тему трендов).

2. Торговля с малым или, по крайней мере, ограниченным риском (опять же, опускаем рассуждения о торговле без ограничения каким-либо способом риска, ведущей рано или поздно к банкротству).

     Вы легко обнаружите обе эти парадигмы в формуле математического ожидания:

 М=WcpPw – LcpPl

 

где Wcp – средняя прибыльная сделка, Lcp – средняя убыточная сделка, а Pw и Pl – соответствующие вероятности.

    Формула мат.ожидания, с одной стороны, оценивает эффективность торговой системы, а с другой — «подсказывает» игроку, что нужно, в принципе, делать для того, чтобы система была прибыльной: нужно увеличивать число (повышающее статистическую вероятность) и/или величину прибыльных сделок и уменьшать число и/или величину убыточных. При этом вероятность связывают с направлением торговли («тренд скорее продолжится, чем развернется»), а величину прибыльных и убыточных сделок – с достижением максимально возможных прибылей в отдельной сделке и ограничением убытков.

    Оценка эффективности ТС и, так сказать, рекомендательный характер формулы мат. ожидания образуют неразрывную связь.  Именно поэтому две парадигмы, о которых я могу подумать, фундаментальны, а любые торговые стратегии, так или иначе, строятся вокруг этих парадигм, различаясь лишь конкретным исполнением. То есть, в трейдинге существует некий мейнстрим с, как бы, размытыми краями (в виде конкретных стратегий).

   В одном из комментариев ко второй части статьи меня спросили, как можно при  построении рыночной модели не учитывать производные инструменты, например, дельта-хеджирование крупных опционных позиций. Хороший вопрос.

    Для начала хотелось бы поговорить о предмете абстрактно, прибегнув к одной аналогии.

    Современным взглядам о мироустройстве, как известно, предшествовала геоцентрическая модель Птолемея, вслед за которой на протяжении многих веков развивалась гелиоцентрическая модель мира – трудами Аристарха, Коперника, Кеплера,  Галилея и др.

    В принципе, геоцентрическую модель можно было вполне применить к расчетам движения небесных тел с помощью употреблявшихся в ней эпициклов и дифферентов. (другое дело, что она не могла объяснить некоторых астрономических явлений). Но гораздо проще и изящнее это делала гелиоцентрическая модель.

    Кто следит за моим телеграмм-каналом "Спекулятивная бихевиористика", мог наблюдать торговлю кроссом GBP/JPY в конце июля 2018 г. Понятно, что котировка кросса складывается из котировок двух пар: GBP/USD и USD/JPY. Для прогноза динамики кросса можно параллельно отслеживать динамику этих двух пар. При этом можно построить либо, скажем так, йена-центрическую модель кросса, либо фунт-центрическую модель кросса. Но невозможно абсолютно точно сказать, что на что влияет в моменте – то ли покупки йены в паре USD/JPY ослабляют доллар, то ли покупка доллара по всем фронтам ослабляет и йену в том числе, то ли покупка фунта глобально (в том числе и через кросс) ослабляет йену, а заодно и доллар.  Прогнозы на основе йена-центрической  или фунт-центрической моделей были бы, как и в случае с геоцентрической системой мира, неуклюжи и неудобны, поэтому я выбрал «фунт/йена-центрическую» модель, понимая из чего складывается  результирующая траектория кросса, которая «магическим» образом совпадала с траекторией, которая рождалась бы при независимом рассмотрении пар в отдельности.     

    Я никогда не торговал опционами, имею о них общее представление, поэтому могу рассуждать о предмете лишь в пределах своей осведомленности или с логической т.зр. 

    Первое предположение, которое я хочу сделать, это то, что выбор опционной позиции не является случайным. Для покупателя опциона он основан на ожидании того, что базовый актив к такому-то времени достигнет такой-то цены; для продавца – что не достигнет; это ожидание, в свою очередь, связано с динамикой курса БА. Если опционная позиция предполагает дельта-хеджирование, то, следовательно, оно тоже будет связано с динамикой БА, гармонично вплетаясь и переплетаясь со сделками по базовому активу при хедже-in и хедже-out, (так же, как это делают пары usd/jpy и gbp/usd в кроссе gbp/jpy). Чем крупнее опционная позиция, тем крупнее связанный с ней хедж, и тем большая ликвидность требуется для такого хеджа, а значит, сделки по хеджированию должны вписываться в общую структуру рынка с его периодически возникающим и пропадающим массовым интересом покупать или продавать. Это, в свою очередь, создает/укрепляет зональную структуру БА и оказывает влияние на дальнейшую его динамику. Т.о., места входа в рынок БА связанные с хеджированием еще более не случайны и перед хеджером стоит обычная дилемма крупного продавца – войти в продажи так, чтобы не обрушить актив, т.е. в строго  определенных местах ценового графика, с повышенным спросом на покупку. Другими словами, ни крупных опционщиков, хеджирующих свои позиции, ни крупных арбитражеров и т.п. не нужно рассматривать как некую внерыночную силу, требующую какого-то особого анализа. Все они – обычные крупные участники рынка, чьи действия заложены в цену и учитываются, тем самым,  лично моей моделью. Более того, мы не знаем и никогда не узнаем, кто конкретно в данную секунду входит на рынок или выходит с него – игрок, торгующий линейно БА или хеджер или арбитражер.

Продолжение следует